Автор: Патрик Тан (Patrick Tan) – партнёр и главный юрисконсульт криптотрейдинговой компании Compton Hughes

Если бы вы были рисоводом в Японии до 17-го века, то ваша жизнь была бы наполнена постоянной неопределённостью и страданиями. Несмотря на то, что расходы на выращивание риса были более или менее фиксированными (на семена, удобрения, воду и рабочую силу), конечная цена, которую можно было получить на рынке, была совершенно непредсказуемой, а попытки её определить напоминали бы игру в пачинко (прим. пер. – японский игровой автомат).

В периоды небывалых урожаев цена на рис падала, и иногда фермеры не могли даже окупить расходы на его выращивание. В другие времена, когда урожаи были плохими, цены на рис взлетали, и фермеры богатели (при условии, что они пережили предыдущий хороший урожай).

В конечном итоге, фермеры и торговцы решили, что пора положить этому конец, и в 1710 году создали первую в мире организованную фьючерсную биржу Dojima Rice Exchange в Осаке. На площадке велась торговля контрактами на будущие поставки риса.

В теории концепция стандартизированных фьючерсных контрактов была призвана обеспечить стабильные поставки основного продукта питания японцев – риса. Фермеры могли зафиксировать будущую цену на свою продукцию, которая бы окупала их затраты, а спекулянты или трейдеры – выступить второй стороной в контракте и получить прибыль от любых последующих изменений цены на рис на момент поставки. Но то, что произошло в первой половине 18-го века, опровергло эти предположения.

В начале 30-х годов низкие урожаи привели не к повышению цен на рис, а к их падению. И поскольку японская экономика всё ещё в значительной степени зависела от риса как средства обмена, самураи, которые получали своё жалованье в натуральном виде, запаниковали, когда стоимость их мешков с рисом упала против выпущенных монет.

В разгар обратной зависимости между урожаями риса и ценой на рис спекулянты и предполагаемые заговорщики в попытке заработать начали играть на рынке фьючерсов. Они накапливали большие запасы риса для манипулирования ценами, что привело к повсеместному голоданию. Далёкий от того, чтобы обеспечить стабильный, доступный и прозрачный рынок риса, ранний опыт Японии на рынке фьючерсов был катастрофическим.

То, что произошло в последующие десятилетия, стало попыткой понять механизмы управления фьючерсным рынком, чтобы обеспечить минимальную цену на рис, а также максимальную поддержку, государственное спонсорство, регулирование и в целом организованную структуру со стратегическими магазинами, дабы не допустить повторения ранее допущенных ошибок.

Какое отношение всё это имеет к криптовалюте?

20 ноября 2018 года компания Bakkt, созданная оператором Нью-Йорской фондовой биржи, отложила запуск полностью регулируемой платформы для торговли биткоин-фьючерсами на 24 января 2019 года. Эта новость привела к тому, что и без того переживающая тяжёлые времена цена биткоина опустилась ещё ниже, а потом снова подскочила.

То, что рынки чрезмерно отреагировали, является в лучшем случае спорным – некоторые трейдеры рассматривают запуск Bakkt как «серебряную пулю» для решения проблем со стоимостью криптовалюты. С другой стороны, это мнение кажется чрезмерно оптимистичным и, если уж на то пошло, будет только способствовать дальнейшим спекуляциям на предположительно сильно манипулируемом рынке.

1. Биткоин пока не является стратегическим активом

Как бы я ни надеялся, что биткоин когда-нибудь станет стратегическим активом того же уровня, что и рис или даже замороженный апельсиновый сок, пока ещё он таковым не является. Будь то средство обмена или сбережения – биткоин пока не утвердился ни в одной из этих ролей. Его практически не принимают ритейлеры, за ним с подозрением следят институциональные инвесторы. Кроме того, у биткоина нет ни формальных структур, ни ограничений, чтобы его можно было считать крупным игроком на мировой арене – как в качестве хранилища стоимости, так и средства обмена.

В отличие от риса, биткоин не нужен нам для выживания – он далёк от того, чтобы считаться стратегическим активом. Добавьте к этому тот факт, что существует почти бесчисленное множество альтернатив биткоину. Помимо тысячи других доступных криптовалют, есть ещё и драгоценные металлы, фиатные валюты, произведения искусства, недвижимость и другие предметы коллекционирования. Без биткоинов вполне можно обойтись.

2. Кто покупает фьючерсные контракты на биткоин

Поскольку стоимость майнинга BTC сильно варьируется в зависимости от региона, сложности блоков и стоимости электроэнергии, то минимальная мировая цена для биткоина на рынке фьючерсов приведёт майнеров в те места, где цены фьючерсов будут гарантировать им минимальную прибыль.

Однако это также означает, что из-за фиксации будущей цены на биткоин всё больше майнеров будут размещать свои производственные мощности в тех регионах, где майнинг является прибыльным, повышая хешрейт и уменьшая доходность самой этой деятельности.

В отличие от рисоводов, которые не могут перенести свою ферму в другое место, биткоин-майнеры могут это сделать – как физически, так и через различные майнинговые пулы. И, в отличие от фермера, майнер может просто отключить своё оборудование.

Ещё одно отличие состоит в том, что майнинг биткоина сопряжён с переменными затратами, а не постоянными. А это значит, что даже если майнер купит фьючерсный контракт, чтобы зафиксировать цену, превышающую себестоимость, из-за того, что издержки могут измениться со временем, нет никаких гарантий, что будущая цена их покроет.

Наконец, фермер, который занимается выращиванием риса, не может поменять растительные культуры в середине посевного сезона. Затопленное водой рисовое поле нельзя использовать для выращивания пшеницы или картофеля сразу, когда возникло такое желание. При этом у биткоин-майнера возможность перепрофилирования есть.

Вычислительные мощности можно переключить на добычу любой криптовалюты, которая на данный момент является прибыльной, исходя из цен и себестоимости, – и майнеры уже используют этот подход.

Далёкие от обеспечения определённости и стабильности, фьючерсные контракты на биткоин, предназначенные для поставки заданного количества BTC на будущую дату, подорвали бы ту гибкость, которой многие коммерческие майнеры уже пользуются. Зачем майнеру брать на себя обязательства по будущим поставкам биткоина, если он в любой момент может переключиться на другую криптовалюту, добыча которой является более прибыльной?

Но если майнеры не являются основными покупателями фьючерсных контрактов на биткоин, тогда кто они?

Как и в начале 18-го века в Японии – это трейдеры и спекулянты, которые, вероятно, являются основными движущими силами рынка биткоин-фьючерсов. И эти драйверы приведут лишь к огромным пикам эйфории, характеризующимся иррациональным изобилием и периодами крайнего пессимизма – во многом подобно тому, где биткоин находится сейчас.

Далеко не предвестник стабильности, полностью регулируемый рынок биткоин-фьючерсов усугубит ту чрезвычайную волатильность, которой биткоин и другие криптовалюты уже и так известны, и подорвёт роль BTC в качестве средства обмена и сбережения стоимости.

Вместо растущего принятия рынок биткоин-фьючерсов лишь усилит спекуляции и предполагаемые манипуляции с уже уменьшающейся рыночной капитализацией биткоина и его подражателей.

3. Результаты запуска биткоин-фьючерсов

На пике криптовалютной лихорадки в декабре 2017 года Чикагская биржа опционов (CBOE) и Чикагская товарная биржа (CME) запустили торговлю фьючерсными контрактами на биткоин на своих площадках.

Трейдеры ожидали, что количество контрактов будет достигать десятков тысяч в день, но рынок попросту не был к этому готов. С сомнительными решениями по хранению и институциональными инвесторами, остающимся в стороне, объёмы так и не пришли.

В третьем квартале 2018 года на CBOE и CME торговалось в общей сумме около 9000 контрактов в день, при этом институциональные инвесторы по-прежнему оставались в стороне. И в ближайшем времени этот объём вряд ли увеличится.

Для сравнения, во втором квартале только на CME ежедневно торговалось порядка 18 млн фьючерсных контрактов на всё, начиная от нефти и золота и заканчивая процентными ставками. По сути, если в мире есть что-то, на что люди готовы делать ставки, то можно поспорить, что CME и CBO создадут соответствующие контракты.

В довершение всего, кредитное плечо, которое позволяет трейдерам контролировать огромное количество товаров с минимальным участием, не распространяется на биткоин. Так, для обеспечения сделки по контракту S&P500 трейдеру нужно будет внести в качестве задатка лишь 4% от суммы контракта, тогда как при сделке с биткоином ему потребуется внести уже 40%. То есть для сделки на сумму в $10 000 нужно будет внести $4000 залога. Однако, учитывая волатильность биткоина, неудивительно, что CBOE и CME требуют таких высоких взносов, чтобы застраховать себя от риска контрагента, связанного с торговлей фьючерсами на BTC.

А поскольку институциональные инвесторы генерируют основной объём на фьючерсных рынках, то их заметное отсутствие на рынках биткоина может говорить о том, что объёмы торгов на рынках биткоин-фьючерсов будут и дальше оставаться низкими. Здесь нет реальной необходимости в хеджировании, а фьючерсы используются преимущественно для спекуляций. И хотя однажды естественный клиент для биткоин-фьючерсов может появиться, этот день попросту пока не настал.

В случае риса и пшеницы крупным фермерам и сельхозпроизводителям, а также потребителям этой продукции, фьючерсные контракты необходимы для хеджирования рисков. Но поскольку биткоин не является сырьевым материалом для других продуктов, на данный момент трудно понять, кому нужно будет хеджировать колебания цен на биткоин – помимо майнеров, которые, как отмечалось выше, могут просто переключиться на добычу других криптовалют.

Заключение

В настоящее время рынки криптовалют, несомненно, находятся в состоянии депрессии, но вместо того, чтобы хвататься за соломинку в надежде на ещё один «памп» для обналичивания криптовалюты, индустрия должна ориентироваться на построение инфраструктуры, которая заложит основу для более широкого принятия, более простого доступа и большего числа вариантов использования.

Хотя я не могу сказать, каким было окончательное видение биткоина у Сатоши Накамото, я думаю, что его использование в качестве инструмента для спекуляций и азартных игр на регулируемой фьючерсной бирже далеко от утопической цели криптовалюты.

Безусловно, фьючерсные контракты на биткоин, особенно с поддержкой Microsoft, Starbucks и NYSE, помогут пробудить осведомлённость и интерес к криптовалютному рынку у новых демографических групп. И хотя криптосфере может требоваться внимание общественности, чтобы возобновить интерес к цифровым валютам и лежащей в их основе технологии блокчейн, криптовалютам не нужно больше спекуляций – они нуждаются в более широком принятии.

ИСТОЧНИКMedium
Анна Бондарь
Редактор-переводчик. Любит узнавать новое, интересуется криптовалютами, интернет-маркетингом и SEO.