Автор: Арсений Бессмертных, аналитик компании Zichain

Отношение государственного руководства Китая к технологии блокчейн и криптовалютам  неоднозначно, и при поверхностном рассмотрении может показаться, что оно лишено какой-либо логики, но это далеко не так. Давайте разберемся в тонкостях китайского подхода к регулированию этого технологического феномена и истинных причинах сигналов, транслируемых правительством и Народным банком КНР.

Общая стоимость троицы крупнейших китайских интернет-компаний BAT (Baidu, Alibaba и Tencent), уже превышает триллион долларов США. Каждая из этих компаний активно инвестирует в блокчейн-проекты и финансирует новые разработки (на текущий момент Alibaba владеет 10% от всех зарегистрированных в мире патентов в этой области).

Вместе с тем власти страны активно заявляют о  рисках инвестирования в ICO, а Народный банк Китая (PBoC) запрещает организованную торговлю криптовалютами на территории государства  (не отменяя при этом планов по созданию государственной криптовалюты).

В мае 2018 года Си Цзиньпин, лидер коммунистической партии Китая, назвал блокчейн «прорывом для экономических реформ», а в дискуссии на государственном китайском канале CCTV ценность этой технологии была объявлена выше значимости интернета.

В ноябре 2018 года появился документ за авторством исследовательского бюро PBoC, который призывает к взвешенному отношению к новой технологии и ратует за усиление надзора в секторе блокчейна.

Несмотря на противоречивые посылы со стороны правительства и Центрального банка КНР, будет ошибочно полагать, что они не могут определиться со стратегией регулирования новых сфер. В действительности власти Китая много внимания уделяют изучению блокчейна и отдают себе отчет в том, что его внедрение может произвести очередной технологический рывок для страны. Но они также понимают, что китайская экономическая модель имеет слабые места, по которым может больно ударить неконтролируемое расширение рынков криптовалют и ICO.

Китайские власти пытаются выдержать некий баланс между поддержкой новых технологий на уровне государства и корпораций и ограничением доступа к ним для населения. Ключевая задача для правительства — сохранение внутренней стабильности и поддержание экономического роста, и, если рассматривать его действия сквозь призму этой цели, многое становится на свои места.

Свое первое заявление касательно криптовалют Народный банк Китая сделал еще в 2013 году, предупредив о рисках, связанных с вложением в эти активы, но никак не ограничивая доступ населения к ним. Однако в 2017 году из-за резкого роста доли сделок в юане от общего торгового оборота биткойна властям КНР пришлось запретить торговлю криптовалютами и проведение ICO.

Увеличение количества сделок указывало на большую заинтересованность населения страны к вложениям в цифровые активы, она объяснялась такими факторами, как замедление роста ВВП, падение курса национальной валюты, прогнозы экспертов о потенциальном пузыре на рынке недвижимости Китая.

Запрет на торговлю криптовалютами и проведение ICO, а также ограничение доступа к иностранным биржам нацелены на то, чтобы уберечь от вложений в высокорискованные активы людей среднего класса, который сформировался относительно недавно и составляет примерно треть от общего населения.

Потребительская активность среднего класса на сегодняшний день является одной из главных надежд китайской экономики на фоне замедления роста ВВП. Однако благополучие этой группы населения зачастую крайне хрупко – следует помнить, что по правительственной методологии к ней относятся люди с годовым доходом от 3 640 долларов США.

Снижение курса юаня и рост цен на недвижимость также не способствуют росту потребительской активности этого слоя китайского общества. В случае обрушения рынков ICO и криптовалюты, благосостояние, участвующих в них китайцев со средним уровнем дохода, может быть подорвано. В свою очередь снижение потребительских расходов среднего класса негативно скажется на экономике в целом. Власти Китая, стараясь не допустить подобного развития событий решают проблему в свойственной им манере — закрывают доступ к цифровым активам для широких слоев населения.

Есть еще одно объяснение действий китайских регуляторов. По данным вашингтонского Института международных финансов, в 2017 году отток капитала из страны вырос до рекордных 725 млрд долларов США. Чтобы остановить стремительный отток капитала, правительство Китая применяет систему валютного контроля. Криптовалюты позволяют обходить подобные меры, чем представляют системный риск для китайской экономики.

Запретительные меры со стороны  властей Китая — это продуманный подход, направленный на устранение рисков для  экономики и населения. Это отличает КНР от ряда других стран, чей криптоскептицизм не подтвержден реальными угрозами их финансовой стабильности.

В обозримом будущем отмены запрета на участие населения в ICO и операции с цифровыми активами не предвидится. Однако ограничения не коснутся институциональных инвесторов в блокчейн-проекты и крупных технологических компаний — государство, как сейчас, так и в дальнейшем, будет поощрять их финансирование, поскольку их поддержка может принести выгоду для страны и  обеспечить высокие темпы ее экономического роста в будущем.